Глупец один не изменяется, ибо время не приносит ему развития

 

                 А.С.Пушкин

 

Вообрази Вселенную –

прекрасную, справедливую и совершенную.

И будь уверен в одной вещи:

Бытие уже вообразило ее.

Только она немного лучше,

чем ты можешь себе представить.

 
 
 
 
Фото

Трудно представить современную жизнь без фотографий. Путешествия, праздники, долгожданные встречи и важные события проходят под вспышки фотокамер, под их объективами взрослеют дети. Технологии съемки совершенствуются: теперь, например, не надо думать об экспозиции. Появились фотосредства против красных глаз и дрожащих рук. А главное — результат можно сразу увидеть на маленьком экране и, если не понравится, стереть. Но все это не помогает нам получать удовольствие от нашего изображения. Более того, заранее зная, что снимки разочаруют, многие вообще под разными предлогами отказываются фотографироваться.

Нам нравятся лишь семь-девять наших фотографий за всю жизнь, причем две-три из них — детские. На большинстве же снимков мы кажемся себе некрасивыми, неестественными, не такими, как на самом деле. Отчего мы испытываем дискомфорт во время съемки и позже, даже если окружающие нас заверяют, что на фото мы вышли отлично? Первобытный страх.

Но мы храним свои фотографии, иногда просматриваем, иногда показываем друзьям… Французский психоаналитик Серж Тиссерон (Serge Tisseron) считает, что таким образом мы стремимся обрести бессмертие (и иногда лелеем эти фантазии годами), но неизменно попадаем в ловушку. В 60-е годы у большинства людей не было фото 20—30-х и они не знали, что диапозитивы и снимки со временем портятся. Но мы и до сих пор не знаем, надежнее ли в этом плане современные CD-диски.

И даже если мы сохраним свои фото (оцифруем, архивируем в компьютере), будут ли ими дорожить наши потомки? И будем ли мы смотреть их сами? И насколько объективной будет наша выборка: каждый из нас наверняка видел снимок чьей-нибудь сварливой бабушки, которая мило улыбается из рамки бережно хранимого семейного портрета?

«Как же я не люблю все это — принимать позу, улыбаться.» « Мне не нравится суета вокруг съемки».  «Я не могу держать на лице эмоцию дольше тридцати секунд — мне кажется, что перед фотокамерой я словно голый». Даже звездные актеры нередко боятся фотообъектива. Многим трудно быть органичными перед. Мы непроизвольно каменеем, сжимаем губы и, фотоаппарата иногда боимся так же, как бормашины. Повышенная нервозность, скованность, которую не удается преодолеть, капризы и противоречивые требования…

Спустя 150 лет после появления фотографии, несмотря на ее популярность и доступность, профессионалы по-прежнему имеют дело с этим синдромом, когда перед объективом непринужденность внезапно сменяется напряжением. Даже если камера находится в руках любителя, стоит ему сделать пару невинных замечаний вроде «Отойди на шаг назад, голову чуть левее, улыбнись повеселее!», как «модели» убегают прочь… А есть и настоящие упрямцы: оказавшись в кадре, они закрывают лицо руками или отворачиваются.

Одно из объяснений неприязненного отношения к съемке — безотчетный, первобытный страх. Антрополог и философ Люсьен Леви-Брюль (Lucien Levy-Bruhl) описал ужас дикарей перед процедурой фотографирования: они были убеждены, что фотоизображение отбирает у них часть жизненной силы. До сих пор у многих из нас сохраняется мистический взгляд на фото как на часть нашей личности. Пресса пестрит предложениями магического воздействия через фотографию: приворот, снятие порчи, лечение от алкоголизма — все это построено на вере в то, что, воздействуя на снимок, можно воздействовать и на человека, который на нем изображен.

Формальные «три на четыре» - самые неудачные фотографии — на наших документах, с этим согласится каждый. Почему же на формальных снимках — будь то на пропуск или на паспорт — мы такие… страшные?

Официальная фотография начиналась как тюремная. Определенный ракурс, открытые глаза и уши — эти требования к изображениям преступников были сформулированы в Европе в конце 60-х годов XIX века. Преступники, по свидетельствам современников, часто кривлялись, не желая фотографироваться в том виде, который позволил бы их найти и опознать. Следы такого отношения сохранились до сих пор, и мы во время съемки сжимаемся, строим гримасы, словно хотим обмануть того, кто на нас смотрит. В результате на формальной фотографии мы всегда напряжены, испуганы, недовольны и в самом деле не похожи на себя.

Чтобы выглядеть на документах более открыто, попробуйте улыбнуться внутренне и представить себе по ту сторону объектива… очень приятного для вас человека. И выражение глаз изменится — вы приблизитесь к себе.

Эротика и агрессия. Процесс фотографирования бессознательно ассоциируется с чем-то. Действительно, нас внимательно рассматривают, а потом щелчок, похожий на выстрел, — неприятное чувство! У некоторых из нас есть бессознательное представление о фотографе как о человеке, который тайно подсматривает за нами. Давайте вспомним напоминает о значениях глагола «снять». Сфотографировать означает в какой-то степени овладеть человеком, проникнуть в его интимный мир.  Гримасничая перед объективом или закрывая лицо руками, мы защищаем свое целомудрие. Возможно, поэтому во многих странах действует правило: прежде чем кого-то фотографировать, спроси разрешения.

Держаться органично?

Где вы лучше получаетесь — на постановочных или на спонтанных снимках?

На какие только ухищрения не идут фотографы, чтобы помочь нам выглядеть естественно: рассказывают анекдоты, снимают в движении, прикидываются, что не фотографируют, или, наоборот, щелкают камерой впустую, без пленки, давая нам время привыкнуть. В конце концов, именно от обаяния фотографа и его умения создать атмосферу доверия зависит успешность фотосессии. Фотограф старается поймать момент, когда человек забывает о себе. Очень важно, чтобы фотографируемый перестал контролировать то, как выглядит. То же происходит, когда мы попадаем на прием к психогу: мы не должны закрываться и подавлять свои чувства. Но, так же как и во время фотосъемки, в кабинете у психолога нам трудно полностью перестать себя контролировать. И на то есть причины!

Портрет невидимого героя. Детство.

Снимки, которые не нравились в детстве или юности, позже мы с удовольствием разглядываем, показываем друзьям. Почему?

Наши прежние фото с годами становятся нам дороги, потому что меняются их значение и восприятие. На них мы видим время, что ушло безвозвратно. Фотография дает нам иллюзорную возможность дважды войти в одну реку и вновь испытать те же эмоции. Кроме того, старые фото позволяют увидеть нашу «будущую» судьбу. В позе, жесте, выражении лица уже есть все то, что потом создаст рисунок нашей жизненной истории (о чем мы тогда, конечно, не подозревали).

Когда мы расслаблены, ведем себя естественно, фотография может «высветить» какие-то стороны нашей личности, отразить бессознательные чувства. А разве не этого мы боимся? Мы прикладываем немало усилий, чтобы не видеть в себе того, что нам не нравится, чего мы не хотим в себе принимать. И благодаря механизмам психологической защиты мы действительно перестаем осознавать ту часть себя, которая для нас неприемлема. А фото — взгляд со стороны — ее проявляет. И мы вынуждены что-то с этим делать. Современная фотография — социокультурное средство, которое формирует и делает осознанным наше представление о себе. Но это процесс дискомфортный, ведь, увидев себя на фото, мы нередко вынуждены в чем-то себя менять. Так что не нравиться себе на фото в каком-то смысле естественно для человека.

Так происходит и потому, что на фотографиях мы предстаем в непривычном для наших глаз ракурсе: мы видим свою спину, профиль или взгляд, смотрящий не в объектив, в то время как в зеркале мы видим себя только в фас. Кроме того, в отличие от видеосъемки фотоаппарат фиксирует выражение нашего лица и позу в отдельно взятый момент в определенной обстановке.

Американские психологи Теодор Мита, Маршал Дермер и Джеффри Найт (Theodore Mita, Marshall Dermer, Jeffrey Knight) провели любопытный эксперимент. Они сфотографировали студенток университета и попросили их выбрать лучший снимок из двух — обычного фото и его зеркального отображения. Все девушки выбрали второй, привычный их глазу вариант. Когда же обе фотографии показывали близким друзьям, те называли лучшим «настоящий», привычный для них снимок. Так что неважно, позируем ли мы или не замечаем камеры, щелкает нас друг или незнакомец, — снимок почти никогда не соответствует нашему представлению о себе.

Мы ощущаем себя иными.

Вера в то, что в кадре отпечатывается что-то скрытое от других (и от нас самих), проявляется наша душа, порождена суевериями, которые родились одновременно с изобретением фотографии. С этого же момента перед человеком встал вопрос: какой я на самом деле? Благодаря фотографии мы постепенно приучаемся не только ощущать себя изнутри, но и видеть со стороны. Когда же этот внешний взгляд не интегрируется, у нас возникает конфликт с фотографией: мы кажемся себе непохожими и не нравимся себе. Если вы никогда не нравитесь себе на фото, стоит задуматься над тем, как вы вообще себя оцениваете. На самом деле мы склонны проецировать свои переживания, сомнения, неуверенность на свое изображение — это помогает нам снизить тревогу. Так, комментарии „я располнел“ или „я постарела“ могут скрывать страх перед отношениями или боязнь одиночества. Иногда какая-то деталь может пробудить воспоминания, которые мы пытаемся вытеснить: мы, например, можем заметить, что наши глаза похожи на глаза отца, когда тот был пьян…

Какими бы ни были наш характер или уровень самооценки, мы никогда не видим себя такими, какими ощущаем… Полюбить свою фотографию — значит улучшить отношение к себе. И попробовать принять себя разного. Улыбка и ощущение счастья — вот что помогает нам „получиться“ на снимке. Улыбка, обращенная прежде всего к самому себе.

                         По материалам книги В. Нурковой «Зеркало с памятью»

 

  • К списку статей





  • ЗАДАТЬ ВОПРОС
    Микеланжело Буонарроти "Сотворение Адама"
     

    Мир любви обрести без терзаний нельзя, Путь любви отвести по желанью нельзя. И пока от страданья не станешь согбенным, Суть его донести до сознания – нельзя!

                           Омар Хайям

    Нет такого бедствия,

    которое не может стать благословением,

    и нет благословения,

    которое не может обернуться бедствием.

    Не существует такой вещи, как проблема,

    в руках которой нет подарка для тебя.

    Ты ищешь проблемы,

    потому что

    нуждаешься в их дарах.

     

    Услуги семейного психолога в Киеве:

    - консультация психолога
    - полезные советы психолога
    - психологическая помощь
    - психолог Киев

    тел. +38 067 495-2579, Украина г.Киев
    Copyright© 2008 Шапиренко Виталина
     
    Разработка сайта: Sugar Дизайн сайта: Wanted Design