Невроз поражает душу, которая избирает тот или иной орган специально для того, чтобы проявить это свое поражение вовне.

            Карл Ясперс
 

Разделить в человеке

 тело и душу

 можно лишь условно.

 Соответственно

 и болезни делят на

 телесные и душевные

 искусственно.

 
 
 
 
Психосоматические заболевания

На сегодняшний день терапевтический процессинг пациента, страдающего от различных заболеваний, прочно стоит на трех основных «врачующих» китах: это медицина, нетрадиционная медицина и психосоматическая медицина.

Первый «кит» хорошо знаком каждому из нас: это все официальные лечебные учреждения (мероприятия), деятельность которых подчинена академическим представлениям о причинах болезни и способах ее излечения. Болезнь всегда – это «телесная поломка», вызванная той или иной причиной, а её лечение заключается или в устранении причины «поломки» (например, неправильный образ жизни), или в её «ремонте» (гипс), или профилактически (употребление витаминов).

Второй «кит», пользующийся традиционной популярностью в народных массах, основан на представлениях о неэмпирических (непроверяемых, недоказуемых) причинах болезни: порча и сглаз, проклятье и «слабая энергетика», плохая карма, «божье наказание», и многое другое. Болезнь в этом случае является последствием или влияния неких «злых сил», или же неправильным духовно-нравственным образом жизни, а ваше лечение заключается или в устранении влияния «злых сил» (снятие порчи), или в усилении вашей защиты (обереги и талисманы), или в понуждении вести «правильный образ жизни» (прощать обиды, быть честным, не красть и не лгать).

И, наконец, наш третий «кит», – это новомодное психосоматическое лечение болезни, ставшее очень популярным со времен Зигмунда Фрейда.

В этом случае большинство болезней вызвано психологическими причинами: и невыраженная и подавляемая нами агрессия становится причиной кариеса и хрупкости костей, нежелание видеть мир буквально ведет к близорукости, раздражительность приводит к кожным заболеваниям, и так далее. В этих случаях психолог (психотерапевт) рассматривает физическую болезнь лишь как симптом, проявление психологической болезни, и работает исключительно с первым. И как только психологическая проблема устраняется, то и болезнь исчезает сама собой.

Ни в одном из фундаментальных подходов к лечению пациента – единства нет, и нет его, конечно, и в психосоматической медицине. И, например, строго в психологическом ключе толкования болезни, она может рассматриваться с разных точек зрения, а именно:

Болезнь – как следствие. В этом случае болезнь есть вынужденное состояние организма, вызванное наличием психологических проблем.

Возьмем, например, агрессию: если её всё время подавлять волевым усилием, то тем самым вы словно бы отдаете «приказ» организму не вырабатывать определенные химические вещества, способствующих выражению агрессии. И гормоны «атаки и нападения» перестают вырабатываться телом в нужном количестве, а какие-нибудь «гормоны страха и паники», напротив, появляются в избыточном количестве. И это приводит к «телесной поломке».

В этом случае считается, что устранение неблагоприятного психологического состояния автоматически устраняет и его последствие, болезнь. Параметры организма приходят в норму, и болезнь исчезает.

Болезнь – как сигнал или метафора. Более сложный случай психологической трактовки заболевания. В этом случае предполагается, что наша болезнь есть информационное сообщение на ту или иную деятельность человека, которая угрожает травматическими последствиями психологического или физического плана. Предположим, что ребенка в детстве очень сильно напугал большой чернобородый дядька. Он, возможно, и не хотел этого, но так нечаянно вышло. Ребенок вырос, и он уже давно забыл об этом дядьке с черной бородой. И все бы хорошо, вот только устраивается он на новую работу, а его начальник – большой дядька с густой черной бородой. И начинается.

Бессознательно человек помнит о своем испуге и боли, а вот сознательно он этого не помнит. Подсознание кричит: «Опасность! Спасайся, кто может!». Но сознание не видит никакой опасности, – и человек продолжает находиться в опасном (с бессознательной точки зрения) положении.

В этом случае болезнь рассматривается как символьное сообщение от нашего бессознательного о том, что некоторая деятельность является очень опасной. Например, на работе постоянно начинает сильно болеть голова. Это как бы сообщение: «Уйди отсюда, тебе здесь больно»! И любой недуг в этом смысле предполагается как предупреждение подсознания об опасности.

Излечение в этом случае возможно, как минимум, двумя путями. Первый из них наиболее простой: как только раздражитель исчезнет из поля зрения, то исчезнет и болезнь. Но с точки зрения психологии это неэффективный и даже вредоносный путь: если человек на все бы реагировал только избеганием, то он огня бы не мог зажечь. Так что более продуктивным будет второй путь: это осознание истинной причины тревоги нашего бессознательного. И в процессе психоанализа, или какой-нибудь другой терапии мы вспоминаем и понимаем, что именно хочет сказать нам наше подсознание. Как только осознание происходит, болезнь начинает идти на поправку.

Болезнь – как источник выгоды. Чем дальше в лес, тем толще партизаны, как говорится в одной присказке. А болезнь – это частный случай психологического понятия «вторичной выгоды», или такой ситуации (и состояния), когда некая негативная причина имеет позитивное следствие, которое не возникает без наличия негативной причины. Простой пример: если вы болеете, то внимание и забота к вам родных и близких усиливается. Если вы не хотите общаться (что-то делать), то головная боль может освободить вас от этого действия. И тому подобное.

Болезнь – как компенсация. А в этом случае болезнь интерпретируется как способность выразить свою психологическую потребность в телесной форме. Что это значит? Возьмем в пример человека, который запретил себе плакать. Мальчики, типа, не плачут, и все такое прочее. В этом случае человек может «заплакать» телом: или он начнет потеть, или у него появятся постоянные «непонятные» позывы к мочеиспусканию. Потребность в безопасности может спровоцировать излишнее отложение жировых тканей ("броня") или кожные заболевания ("вторая кожа"). Резюмируя, мы можем сказать так: если человек не может удовлетворить свою потребность психологически, – то он частично удовлетворит ее телесно, иррационально порождая болезнь, «удобную» для удовлетворения этой потребности.

Болезнь – как синхронизация. Синхронизируя часы, мы приводим их к одному общепринятому значению. Например, если у вас в комнате двое часов, которые показывают разное время, то одни из них (как минимум) врут. И что делает человек в этом случае?! Он приводит все часы к единому значению, которое он предполагает эталонным.

А как это «работает» на уровне заболевания? Допустим, у нас есть господин, который часто «канючит» о том, как ему плохо, однако на физическом плане это никак не проявлено. И в этом случае через некоторое время болезнь действительно может появиться, так как одни из «часов» (или телесные, или психологические) явно идут неправильно. А дальше многое зависит от того, что субъект считает своим истинным, эталонным «временем»: и если это болезнь, то он может действительно заболеть.

Другой вероятный вариант такого противоречия связан с ситуацией, когда части телесное ощущение и психологическое ощущение одного и того же акта явно противоречат друг другу.

И, например, вы можете думать, что способны поднять сто килограммов веса, хотя, на самом деле, вам рискованно поднимать даже треть от этого веса. Или, допустим, в силу тех или иных причин вы должны ежедневно работать (хоть умственно, хоть физически) по десять часов в сутки, хотя, на самом деле, вы способны работать продуктивно гораздо меньшее время, и плюс к тому же каждые два часа вам желательно вздремнуть. И в этом случае как болезни, так и третьи состояния (промежуточные состояния между здоровьем и болезнью) будут возникать строго пропорционально вашим усилиям превозмочь ваш ресурс тела. До тех пор, пока вы не станете адекватны к вашим ресурсам (правильно использовать их, или накапливать, или перераспределять), ваше болезненное состояние будет усугубляться.

Болезнь – как программа. В трансе любого человека можно убедить в том, что сосулька, которая прикасается к его коже, есть раскаленный прут, – и на коже появится натуральный ожог.

И если наш разум способен так видоизменять физиологические реакции на раздражители, полагаясь на представления и убеждения о природе этих раздражителей (в трансе или не в трансе, не имеет значения), то почему бы не предположить, что в основе большинства болезней или третьих состояний лежат ошибочные (вредоносные) представления нашего умного ума?!

В этом случае болезнь есть ошибочная, вредоносная, ложная, неправильная, нечеткая или противоречивая программа, которая и ведет к повреждениям и поломкам. И аллергия или фобия, например, – это типичные программы реакции на раздражитель, сформированные единичным опытом или вообще абстрактно. Все зависит от того, как вы мыслите. И если вы скушали апельсин, и вам было плохо, то можно подумать разные вещи. Можно будет подумать, что это плохой апельсин, пойти и поругаться с продавцом, который вам продал его. А можно подумать, что у вас аллергия на апельсины. И тогда у вас будет аллергия на апельсины, без проблем.

Понимаете, есть люди, которые думают, что они смогут пройти по раскаленным углям и не обожгутся. И они ходят и не обжигаются. А есть люди, которые думают, что у них или аллергия, или фобия, или еще чего-нибудь. И у них это есть. И, в зависимости от того, что вы думаете, вы имеете это.

Психосоматика на примере плохого зрения

С позиции окулиста плохое зрение может быть следствием какой-либо из трех причин: это наследственность, или травма, или вредные для зрения привычки (читать в полутьме, смотреть телевизор слишком близко или слишком долго, и т.п.).

Но с позиции психолога-психосоматика его первое предположение о причине заболевания может означать бессознательное нежелание пациента что-то видеть, что-то замечать. Окулист на приеме спросит: «Много ли вы, батенька, читаете, и какое зрение у ваших родителей?», а психолог может спросить: «Подумайте и скажите мне, что и кого вы так сильно не хотите видеть, но вынуждены это делать!?».

При такой постановке вопроса нетрудно понять, что все перечисленные нами объяснения причин возникновения болезни имеют право на существование, – причем одновременно.

И плохое зрение будет – как прямое следствие подавленного желания не видеть чего-то и (или) кого-то. И плохое зрение будет – как сигнал (метафора, сообщение) о том, что нужда и потребность чего-то и кого-то не видеть стала непереносимой, а удовлетворить ее, избежать зловредного раздражителя, нет никакой возможности. Теряя зрение, человек за это получает «вторичную выгоду», то есть обретает возможность не видеть пристально то, что он так не хочет видеть. И он не может распорядиться жизнью так, чтобы раздражитель исчез с его поля зрения, так что ослаблением своего зрения он облегчает психологическое переживание (компенсация). А вынужденный видеть то, чего он видеть не хочет, человек порождает противоречие между частями своего опыта (хорошие зрение с одной стороны и «плохое» психологическое зрение с другой), – и его хорошее зрение уравнивается к «плохому психологическому зрению» (синхронизация). Ну и, наконец, очевидно, что человек тем самым порождает в своем уме жесткие программы «плохого» визуального опыта (он проявляется в словах: «видеть тебя не хочу», «уйди с моих глаз», «глаза бы мои тебя не видели», «и не показывайся мне на глаза», «видеть тебя тошно», и так далее, и тому подобное).

Разумеется, что нежелание видеть кого-то – не есть единственная причина плохого зрения, и я лишь для примера её ввернул. С равным «успехом» зрение может испортиться от столь же сильного желания увидеть кого-либо.

Символической болезни – символическое лечение

Не важно, какая из теорий будет правильнее всех остальных, а важно то, что малополезное это занятие, – лечить медициной психологию. И если некая болезнь – это симптом, да плюс еще и дающий вам какое-то вторичное облегчение (вторичная выгода, снижение противоречия и компенсация), – то медицинское вмешательство ставит организм пациента в крайне сложное положение. Если человек «плачет телом», потому как вдолбил себе в голову, что он не может плакать, что он выше всего этого, – а врач начнет устранять его болезнь тем или иным лекарством, то подсознание пациента оказывается в состоянии крысы, которую загнали в угол. Для подсознания в этом случае лечение болезни равносильно покушению на убийство, и очевидно, что оно будет отчаянно сопротивляться, а болезнь усугубляться или проявляться в новых неожиданных ипостасях.

Поэтому, если вы страдаете тем или иным недугом, а медицина так и не смогла вам ничем помочь, – тогда подумайте о том, чтобы обратиться за советом к психологу. Психотерапевты сегодня эффективно работают со многими заболеваниями, и результаты там очень хорошие. Психотерапии поддается бесплодие и астма, аллергические заболевания, многие желудочно-кишечные расстройства, импотенция, кожные заболевания, и другие. В любом случае стоит, как минимум, проконсультироваться у психолога, работающего с психосоматическими заболеваниями.

Однако, не нужно ожидать от психологического подхода к лечению чего-то сверхъестественного и молниеносного. Молниеносно только по телевизору у Кашпировского, а вообще терапия психосоматических заболеваний – процесс небыстрый, понадобится от 5 до 15 сеансов, и даже больше. Точнее скажет психотерапевт в каждом конкретном случае.

Теоретически вы и сами сможете справиться со многими своими болезнями. Ибо если вы разделяете концепцию психосоматического объяснения причин заболеваний, то очевидно, что, устранив неблагоприятные психологические переживания, вы устраните и саму болезнь.

Излечение в психосоматике – точно такое же следствие, как и сама болезнь, на нем никто не «циклится»: это будет «ключ» к вашему психологическому состоянию, и болезнь подскажет путь и поможет психотерапевту найти причину вашей проблемы. Вот ее, родимую (истинную проблему вашу) психотерапевт «и будет кушать». А до болезней ваших ему нет никакого дела. Сами пройдут постепенно, никуда не денутся.

Вит Ценёв, psyberia.ru

  • К списку статей





  • ЗАДАТЬ ВОПРОС
    Леонардо Да Винчи "Витрувианский человек"
     

    Жить с постной миной, застегнутым на все пуговицы, - верный способ пропустить самое главное на празднике жизни.

                               Ирвин Ялом

    Мы сами вызываем ту или иную

    ситуацию в жизни,

    а потом тратим силы,

    ругая другого человека

    за свои тревоги и неудачи.

    Мы сами - источник собственных переживаний,

    окружающей действительности

    и всего остального в ней.

    С другой стороны,

    установив гармонию и баланс у себя в сознании,

    мы то же самое начинаем находить

    в жизни.

     

    Услуги семейного психолога в Киеве:

    - консультация психолога
    - полезные советы психолога
    - психологическая помощь
    - психолог Киев

    тел. +38 067 495-2579, Украина г.Киев
    Copyright© 2008 Шапиренко Виталина
     
    Разработка сайта: Sugar Дизайн сайта: Wanted Design